В красоте цветов есть что-то волшебное, сказочное, мифическое. Недаром им посвящено столько легенд и преданий.

Почитай о каждой, самой незамысловатой былинке, лютике или репейнике насочинено столько всякой всячины, что только поэмы пиши. Что уж говорить о таких царственных, воистину божественных цветах, как роза, лилия, орхидея или, скажем, пион. Здесь уж в бой вступают главнейшие представители и представительницы всевозможных пантеонов, стремясь заполучить себе в свиту или в герб какую-нибудь прелесть вроде нарцисса или гиацинта. И, в сущности, они были правы.

При взгляде на ту же розу, мы неизменно вспоминаем о том, как Ева, гуляя по райскому саду, так восхитилась красотой этого дивного цветка, что поцеловала его. Роза же зарделась от смущения и удовольствия и с тех пор стала красной (это к вопросу, почему встречаются не только белые, но и красные розы).

Проще сказать, цветы — это вечное удовольствие для рода человеческого, это наши спутники на протяжении тысячелетий, это воплощение наших самых сладких грез и мечтаний. И особенно пронзительно это начинаешь ощущать на выставке «ВАЛЬС ЦВЕТОВ» художницы ОКСАНЫ КРАВЧЕНКО, открывшейся недавно в галерее «ОКНО» ЦЕНТРА КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА ВЕРХ-ИСЕТСКИЙ.

Выставка и впрямь получилась удивительная. В просторном, светлом зале галереи «ОКНО» чудесным образом расцвела целая оранжерея. Нежные фиалки здесь соседствуют с роскошными, пышными пионами, шелковистые маки о чем-то своем, цветочном, беседуют с пушистыми, оптимистичными одуванчиками. Надменные в своем изяществе ирисы переговариваются с веселой, душистой черемухой. И конечно розы! Розы во всех ракурсах и видах, розы — царицы, розы — богини, розы — волшебницы!

— Цветы я просто обожаю,- улыбается автор всех этих живописных цветочных портретов.- И это не просто слова. Я их изучаю, рассматриваю, вдумываюсь в них, разговариваю с ними. Это удивительный народ, который живет рядом с нами, сочувствует нам, расцветает и увядает для нас. Уже давно доказано, что цветы умеют чувствовать, испытывать страх, удовольствие, счастье, любовь. У доброго, мудрого и понимающего человека они расцветают на диво, а у равнодушного, злого — погибают. Вообще, это удивительно героические существа, не случайно самых храбрых воинов-самураев в Японии, стране икебаны, сравнивали именно с цветами — прекрасными, стойкими и, увы, недолговечными существами. И конечно цветы — это олицетворение прекрасных женщин, их удивительного, непостижимого очарования. Поэтому, когда я берусь за кисти, чтобы нарисовать «портрет» цветка, или букета, или цветущей ветви, я начинаю своеобразный диалог со своими моделями. Я расспрашиваю их о жизни, о вечности, о солнечном свете, о живительных каплях дождя, о ветре, рассказывающем о дальних странствиях. Я вдыхаю  аромат — их неподражаемое, божественное дыхание. Я рассматриваю бархатистую, светоносную «кожу» их лепестков. Вообще, изучать цветы можно бесконечно, и все равно каждый раз они преподносят тебе сюрпризы. Двух одинаковых цветков вообще не бывает, как не бывает двух одинаковых людей, ведь даже между близнецами можно найти различие. Поэтому, когда я пишу букет пионов, например, я изображаю целое сообщество, где есть главные герои и второстепенные персонажи, есть героиня, инженю, травести и так далее, все как в заправской театральной труппе.

Кстати, о пионах. Оказывается, это любимые цветы Оксаны Кравченко. Они во множестве растут в ее саду в Новоуральске, откуда к нам в Екатеринбург и прибыла эта роскошная живописная коллекция. Пионы на выставке представлены во всех видах — перламутровые и нежно-розовые, золотистые и молочно-белые, веселые и задумчивые — они царят в роскошном пространстве, очерченном узорчатым, золоченым багетом, создавая атмосферу великосветского приема, где каждый цветок претендует на звание звезды раута или принцессы бала.  Впрочем и остальные герои царства Флоры им не уступают в красоте и изяществе. При этом, чтобы бороться за корону королевы красоты им вовсе не нужно быть воспитанниками оранжерей и питомников. Оксана Кравченко с таким же увлечением живописует и демократичные ромашки, и наивные васильки, и трогательные колокольчики.

— Мне нравится заниматься аранжировками.- улыбается Оксана.- Это все равно что ставить спектакли, только в роли актеров у меня выступают эти трогательные персонажи в ореоле своих лепестков. Я стараюсь создавать для них роскошные декорации, подыскиваю редкие вазы, удобные столы, красивые драппировки. Вообще, я заметила, что цветы по-разному выглядят в разное время суток, прямо как красивые женщины, которые утром предстают перед вами в одном обличии, а вечером совершенно в другом. Я например очень люблю писать «утренние букеты». Вообще, мне кажется, что цветы на столе во время завтрака, даже самый скромный, непритязательный букетик, могут подарить чудесное настроение на весь день. Именно этому посвящена моя работа «Утро в Париже».

Я смотрю на этот веселый, проникнутый солнечным светом натюрморт. Солнечные зайчики пляшут на белой крахмальной скатерти, радужные блики играют на узорчатом фарфоре чайного сервиза, легкий ветерок колышет кружевные занавески. А сквозь высокое французское окно виден розовеющий в свете раннего утра Монмартр. И в центре этой романтичнейшего антуража конечно Они — знойные чайные Розы. Они королевствуют в этом окружении, вполне сознавая, что все в этом момент — и трепет кружевного тюля, и отблеск солнца на серебре подноса, и прихотливый очерк Сакре-Кер — все «работает» на них, подобно тому как «короля играет окружение». Это их звездный час, та минута славы, ради которой они родились на свет. И  зритель, ради которого они сейчас так талантливо и вдохновенно играют свою звездную роль, никогда не забудет это чудесное утро, этот аромат, который они так щедро и победоносно разливают вокруг.

— Я очень люблю изучать «цветочные» работы других художников. Вообще, у букетов, гирлянд и клумб тоже, как ни странно, бывает национальность,- рассказывает Оксана.- Например Буше пишет розы очень по-французски, так что когда я писала свое «парижское утро», я вспоминала букеты, которые он преподносил мадам де Помпадур. А мои любимые пионы совершенно потрясающе изображают китайские художники. Думаю, подобное цветочное путешествие мне еще предстоит. Вообще, это очень увлекательно — изучать разные города и страны с цветочной точки зрения. Или слушать музыку, вспоминая о каких-то цветочных мотивах, или встречать цветочных персонажей в художественной литературе. Помните у Пруста его знаменитую метафору ухаживания — «орхидеиться». Мир цветов воистину богат и неисчерпаем, и жить в нем — это ни с чем не сравнимое удовольствие.

У японцев есть такое выражение — «дорога цветов». Мне оно всегда очень нравилось. Японцы, правда, понимают под этим что-то достаточно печальное, но мне сейчас не хочется об этом думать. Мои мысли витают где-то между шелковистыми маками Оксаны Кравченко и ее перламутровыми ирисами. Я думаю, ей предстоит еще длинная «дорога цветов», на которой ей будут  встречаться кувшинки и настурции, маргаритки и душистый горошек. И в какой-то момент мы снова встретимся на этой дороге, чтобы отправиться вместе в удивительное цветочное путешествие по городам, странам, стихам и рапсодиям, по тем немыслимым пространствам, где царят эти удивительные существа — ЦВЕТЫ!

 

Автор:  Светлана Долганова